НОВОСТИ БРЕСТА, РЕГИОНА, БЕЛАРУСИ 

   vkontakte1   odnoklassniki   facebook   twitter   youtube

1000 new
ng afisha1 Брест: расписание движения транспорта Афиша ДК профсоюзов в Бресте

 

 
26
нояб 2019

TOMIN.BY

Что такое антибиотикорезистентность и почему сегодня это глобальная проблема человечества, рассказал TOMIN.BY врач-клинический фармаколог Брестской областной больницы Г.В.Дедюшко.

 

Эпохе антибиотиков 70 лет

Эпохе антибиотиков 70 лет. Действительно ли мы приближаемся к постантибиотической эре? Действительно ли мы злоупотребляли этим бесценным ресурсом настолько, что скоро у нас не будет этих наиболее необходимых лекарственных средств? Станут ли снова убийцами те инфекции, которые сейчас считаются обычными? Вернулись ли мы назад в те времена, когда пенициллин еще не был доступным для использования, как в сороковые годы ХХ столетия? Сейчас дела обстоят так, что если мы срочно не предпримем меры, то ответом на все эти вопросы будет «да».

Ведь уже появились штаммы бактерий, резистентные практически к каждому антибиотику, известному сегодня. А ведь открыть новый антибиотик сейчас намного сложнее, чем раньше. 

 

Можно ли спасти антибиотики? История создания антибиотиков

Как многие исчезающие виды животных и растений, антибиотики сегодня находятся в нашей защите. При помощи согласованных усилий на международном уровне и взаимодействии со всеми частями общества мы могли бы отойти от края пропасти, которая угрожает современной медицине.

Земля возникла приблизительно 4,5 миллиарда лет. Вероятно, первые бактерии появились, уже спустя миллиарда лет после этого, примерно 3,5 миллиарда лет назад. В определенный момент, возможно, более миллиарда лет назад, некоторые бактерии развили способность производить вещества, способные убивать или подавлять рост других бактерий, которые боролись за питательные вещества или другие факторы роста.

Это были первые антибиотики. И если подумать, то устойчивость к антибиотикам, должно быть, развилась в то же самое время. В конце концов, любая бактерия, производящая антибиотик, должна была бы преодолевать эффект любых производимых ею токсичных молекул, чтобы иметь возможность самой выжить. Ведь не делай они этого, производство антибиотиков было бы чрезвычайно скоротечным эволюционным экспериментом.

Так что с самого начала антибиотикорезистентность была абсолютно естественным явлением. Теперь, продвигаясь вперед во времени от того периода, мы проносимся через начало эукариотической жизни, развитие многоклеточных организмов, беспозвоночных, позвоночных, динозавры, многочисленные циклы глобального потепления и ледниковые периоды, появление млекопитающих, восхождение человека и взлет и падение человеческой империи.

И приближаемся к 1859 году, когда Чарльз Дарвин опубликовал первое издание своей книги "Происхождение видов". Если бы он знал о бактериях, антибиотиках и резистентности, он бы без сомнения использовал их в качестве идеальной иллюстрации принципов эволюции и естественного отбора.

Пауль Эрлих был тем, кто впервые предложил концепцию антибактериальной химиотерапии. Он предвидел, что существуют химические вещества, которые могли бы выступать в качестве «волшебных пуль», убивая микробы, ответственные за инфекционные болезни, при этом не нанося вред инфицированному пациенту. Его новаторская работа совместно с Сахакиро Хата привела к открытию сальварсана, также известного как арсфенамин - молекулы производной мышьяка, которая впервые была выставлена на продажу в 1910 и заменила другие лекарства для лечения сифилиса на основе ртути. Хотя сальварсан был первым современным антибактериальным средством, он не был настоящим антибиотиком.

Сейчас, антибиотиками называются только те, которые производятся микроорганизмом естественным образом. Эра истинных антибиотиков наступила в 1928 году, когда британец Александр Флеминг открыл пенициллин в больнице Святой Мэри в Паддингтоне, и когда началось клиническое использование препарата во время Второй мировой войны.

Успех пенициллина привел к исследованию других антибактериальных молекул и предрек наступление Золотого века открытия антибиотиков, который длился с 1940 по 1970 годы. Внезапно появилась возможность успешно лечить бактериальные инфекции. Это изменило ожидания врачей и общественности и привело к революции в медицинской практике. Многие из хирургических и терапевтических процедур, которые мы сейчас воспринимаем как должное, стали возможны исключительно потому, что антибиотики могли предотвратить возникновение инфекций или эффективно излечить их, если они возникали.

 

Чем опасны резистентные бактерии

Любое использование антибиотика, даже уместное, спровоцирует возникновение резистентности. Как мы уже знаем, это абсолютно естественная реакция бактерий.

Приведу пример. Клетка бактерии делится каждые 20 минут. Через два часа из одной клетки получилось 64. Вот, мы видим, что появилась мутировавшая бактериальная клетка. Она выжила, несмотря на антибиотик, представленный зеленым фоном, который убил все голубые бактериальные клетки.

Любые мутировавшие бактерии, способные расти в присутствии подавляющих молекул антибиотика, это резистентные бактерии - они будут иметь преимущество в выживании перед теми, которые чувствительны или восприимчивы к антибиотику при его наличии. Таким образом, резистентные бактерии размножаются, пока другие или прекращают рост или погибают. Резистентные клетки могут затем передать свою ДНК потомству. И резистентность наследуется из поколения в поколение и сохраняется как выгодное преимущество для выживания.

И как вы видите, резистентная бактерия начинает делиться так же, как это делала чувствительная, только на этот раз, в присутствии антибиотика. И в итоге, в этом случае через 8 часов и 20 минут окружающая среда переполнена резистентным микроорганизмом.

Еще до 1940 года, до широкого использования пенициллина, Эдвард Абрахам и Эрнст Чейн открыли штамм E. coli, резистентный к пенициллину. В своей речи при получении Нобелевской премии в 1945 году Александр Флеминг описал угрозу, которую резистентность может представлять для клинического использования антибиотиков.

Таким образом, мы задали тон следующим 70-ти годам, которые были повторяющимся циклом открытия новых антибиотиков, часто для преодоления имеющейся проблемы резистентности к старым препаратам. Открытие для клинического использования нового препарата, который обычно встречается как последнее чудотворное снадобье, неизбежно повлечет за собой постепенную деградацию его клинической эффективности из-за возникновения резистентности. Но, конечно же, это очень сильное упрощение.

Не все бактерии стали резистентными ко всем антибиотикам. Но нет антибиотика, к которому бы не было резистентности.

Резистентность - это эволюционная неизбежность, которая следует за использованием антибиотиков против бактерий. Хотя скорость возникновения резистентности различается, как и расстояние, на которое резистентные бактерии и гены резистентности постепенно распространяются, чтобы стать глобальной клинической проблемой.

Тот факт, что штаммы почти всех клинически значимых видов бактерий развили резистентность как минимум к одному классу антибиотиков, сделав его неэффективным выбором для лечения, действительно отрезвляет. Когда мы начали применять антибиотики в сороковые годы мы начали битву за эволюцию. И в этой битве нам, возможно, не удастся победить: бактерии уже миллиарды лет преодолевают враждебные условия.

В настоящее время ВОЗ и ряд обще­ственных и государственных организаций США и Европейского союза выступают с инициативами создания и реализации глобальных программ (как правитель­ственных, так и неправительственных) по борьбе с антибиотикорезистентностью и созданием новых антибиотиков. Но не слишком ли поздно в мире за­били тревогу?

Можно привести ряд причин такой си­туации с антибиотикорезистентностью, с которой медицина столкнулась в по­следние 10-15 лет.

Глобализация и интеграция совре­менного общества со стиранием реальных границ между государствами, а развитие транспорта и миграции стирает границы между континентами. В результате вместе с людьми, продуктами питания и товарами мигрируют и устойчивые штаммы микро­бов.

Пример: первые штаммы клебсиеллы (Klebsiellaspp.), продуцирующие особые бета-лактамазы класса А — карбапенемазы (так называемые КРС) и проявляющие устойчивость к карбапенемам (а также практически ко всем известным антибиотикам), появились в конце 90-х гг. в боль­ницах Нью-Йорка в районе Бруклина. В течение 3-4 лет они распространились по восточному побережью США, а примерно с 2005 г. стали регистрироваться в Европе и других регионах мира. К 2013 г. стали эндемичными в ЛПУ некоторых европей­ских стран, в частности, Греции, Италии, Турции (их частота в ОРИТ достигла 50%). С 2012 г. такие клебсиеллы стали регистрироваться в ЛПУ России (Санкт- Петербург, Москва).

Многие госпитальные штаммы ми­кроорганизмов в результате обмена гене­тической информацией с другими микро­бами стали накапливать в своем геноме различные гены резистентности. В резуль­тате один штамм микроорганизма может иметь одновременно несколько генов, определяющих устойчивость к разным классам антибиотиков. Так, например, кишечная палочка 20-30 лет назад несла один-два гена, определяющих устойчи­вость к цефалоспоринам I и II поколения и полусинтетическим пенициллинам, то сейчас распространены штаммы, имею­щие одновременно гены, кодирующие устойчивость ко всем цефалоспоринам, фторхинолонам, аминогликозидам, тетрациклинам, а иногда и карбапенемам. То есть, в результате мощного антибиотиче­ского прессинга в ЛПУ произошла селек­ция штаммов микробов с множественной устойчивостью и появились так называе­мые суперрезистентные микробы.

И такое широкое и гло­бальное распространение в крупных ЛПУ нашей страны полирезистентных микроорганиз­мов имеет два серьезных последствия для медицины и общества, о которых предпо­читают не говорить.

Первое: медицинское значение резистент­ности – увеличение летальности. Много проведенных исследований показали, что в случае, если инфекция вызвана полирезистентным микробом, то риск летального исхода увеличивается в 2-2,5 раза. Это сводит на нет высокотехнологичные ме­тоды лечения, такие как трансплантация солидных органов и костного мозга, опе­рации на сердце и сосудах, хирургическое лечение злокачественных опухолей и др.

Второе: - медико-социальное значение рези­стентности — увеличение стоимости лече­ния пациентов в результате увеличения длительности пребывания в ЛПУ и увели­чения затрат на антибиотики. Стоимость только прямых затрат на антибиотики при лечении инфекций, вызванных полирезистентными возбудителями, увеличивает­ся в 50-200 раз по сравнению с лечением инфекций, вызванных чувствительными микробами.